Рубрика "Биографические страницы"

Рубрика "Биографические страницы" знакомит с биографиями известных и малоизвестных политиков, военных, ученых, меценатов, деятелей науки, культуры и искусства, чья деятельность непосредственно была связана с Азовом и Азовским районом. Это рассказ о роли личности в истории в масштабах страны, региона, города.

В основе публикаций - авторские исследовательские статьи сотрудников Азовского музея-заповедника. При перепечатке и копировании ссылка на источник обязательна.


22.08.2016 Рудольф Лазаревич Самойлович
Рудольф Лазаревич Самойлович (1881-1939 гг.)  

самойлович.jpg
Р.Л. Самойлович – доктор географических наук, профессор, внес весомый вклад в исследование и практическое освоение Арктики. Награжден орденами Красного Знамени и Ленина. В 1930-е годы был одним из руководителей Географического общества СССР, Общества «Аэроарктик», членом Международного морского арбитража, почетным членом Географических обществ США, Швеции, Австрии. Научное наследие Р.Л. Самойловича значимо и сегодня. 
Рудольф Лазаревич Самойлович родился 1(14) сентября 1881 г. в посаде Азов, в семье Лазаря Нафтулиевича Самойловича, купца 2-й гильдии, занимавшегося экспортом хлеба за границу. Имя Лазаря Нафтулиевича упоминается в торгово-промышленном указателе посада Азов (1898 г.) в разделе «хлеб – зерно». Мать Рудольфа – Гинда Александровна Самойлович. Семья была большая. 
Рудольф окончил 4-х классную Азовскую прогимназию и в 1900 г. – Мариупольскую Александровскую гимназию, где обучался 4 года (АМЗ, копия аттестата зрелости). 
В том же году поступил в Королевскую горную академию в г. Фрейберге (Германия), в которой некогда учился М.В. Ломоносов. 
Вскоре он заговорил по-немецки как прирожденный саксонец, со временем овладел французским и английским. Учиться было интересно и трудно. Превосходно преподавались общая геология, минералогия, химия. После первого курса Самойлович проходил практику на шахте в Вестфалии. Начав рабочим- откатчиком, закончил практику настоящим шахтером, забойщиком. Трудности закалили его характер. 
В 1904 г. была завершена учеба в академии. Дипломная работа Самойловича – «Проходка водоносных слоев в шахте путем их замораживания» была посвящена сложной и перспективной проблеме. 
В декабре 1904 г. он получил звание горного инженера и в январе 1905 г. был уже в пути на родину. Однако работать по специальности, горным инженером, он не собирался: «Я твердо решил стать революционером и не заниматься инженерной деятельностью». 
1905-1906 гг., первая русская революция – время активной революционной деятельности Р.Л.Самойловича в Ростове-на-Дону. Он участвует во всевозможных сходках, демонстрациях, собраниях, ведет агитацию среди рабочих железнодорожных мастерских и казачьих сотен, расквартированных в городе, выезжает в Одессу, где участвует в столкновениях с черносотенцами. Его неоднократно арестовывают ненадолго, устанавливают наблюдение. 
В 1906 г. – высылка в Холмогоры (Архангельская губерния), побег из ссылки. В 1908 г. – новый арест, в Петербурге, ссылка в Пинегу с последующим переводом в Архангельск, где Самойлович принял активное участие в деятельности общества по изучению Русского Севера. В 1911 г. закончился срок ссылки, и, по рекомендации В.А. Русанова, он отправляется в свою первую экспедицию – на Шпицберген, возглавляемую В.Ф. Држевецким. Но достичь архипелага в том году не удалось. 
На следующий год была организована вторая русская шпицбергенская экспедиция. Ее руководителем стал Владимир Александрович Русанов. Он пригласил с собой горного инженера Самойловича. 
Оказавшись в Арктике, среди голых скал и коварных ледников с замаскированными снегом трещинами, с первых же дней работы он проявил умелую хватку исследователя и высокие личные качества, о чем писал в Петербург руководитель экспедиции Русанов, ходатайствуя перед столичным начальством о снятии запрета на въезд Самойловича в Петербург. 
Ровно через год Самойлович отправился на Шпицберген во главе партии горняков- рабочих, нанятых в Петербурге и на Урале. Их было около 40 человек, в заливе Коал- Бей они построили дом, подняли русский флаг, а на застолбленных ранее участках начали добычу угля. Вскоре 5 тысяч пудов (80 тонн) шпицбергенского каменного угля на пароходе «Мария» отбыли в Россию. Так в 1913 г. Самойлович доставил в Петербург собственный русский полярный уголь. 
Дальнейшие русские заявки на шпицбергенский уголь горный инженер Самойлович делает уже от имени только что организованного акционерного общества «Грумант» (так в старину русские поморы называли Шпицберген). 
Вспыхнувшая в 1914 г. Мировая война еще больше подтвердила необходимость шпицбергенских разработок для России (британский уголь доставлять в Россию стало небезопасно: немцы топили в море суда, а Донецкий и Сибирский угольные бассейны далеки от Петербурга и Архангельска). 
После трех подряд полевых сезонов на Шпицбергене (1913-1915 гг.) Самойлович дает точные сведения об угольных запасах, открытых на Шпицбергене Русановым и им самим – 7 млрд. пудов на площади более 70 кв. верст. 
Два предреволюционных года Самойлович провел в шпицбергенских заботах и полевых исследованиях в Северной Карелии. Здесь, в Олонецкой губернии, вместе с геологом Купфером он сделал первую разведку на полевой шпат и слюду-мусковит – уже тогда в ней остро нуждалась растущая электротехническая промышленность. Они обнаружили мощную жилу мусковита, названную жилой Самойловича. 
В начале 1919 г. решением коллегии Наркомата торговли и промышленности была создана Комиссия по изучению и практическому использованию производительных сил Севера во главе с геологом И.П. Толмачевым. Самойлович – секретарь ее президиума. Появлению на свет нового научного органа помогает сам нарком Л.Б. Красин. Между Красиным и Самойловичем завязываются тесные деловые и теплые личные отношения. 
4 марта 1920 г. Президиум ВСНХ образовал Северную научно-промысловую экспедицию при ВСНХ, призванную изучать и осваивать территорию за 60-й параллелью. Руководителем назначили Р.Л. Самойловича. 
Экспедиции предписывалось проводить разнообразные научно-исследовательские и промысловые работы, координировать любые исследования, предпринимаемые другими организациями к северу от 60-й параллели. 
В декабре 1921 - январе 1922 гг. в Москве и Петербурге была организована Отчетная выставка работ отрядов Северной научно-промысловой экспедиции ВСНХ. Свыше 400 сотрудников вели в начале 1920-х гг. исследования в Белом, Баренцевом, Карском морях, на Кольском полуострове и т.д. 
Не заставили себя ждать и геологические открытия: нефть, уголь, медь, свинец, цинк, молибден, флюорит, гипс, асбест, горный хрусталь; развитие консервной промышленности на Мурмане; развитие пушных и рыбных промыслов, товарного оленеводства; исследование вод Ледовитого океана, их гидрологического режима и рыбных богатств – вот что такое в первом приближении, скромная и сегодня почти никому неизвестная Севэкспедиция под начальством Самойловича. 
Успехи Северной научно-промысловой экспедиции были столь значительны, что в марте 1925 г. Председатель ВСНХ Ф.Э. Дзержинский подписал решение о превращении Севэкспедиции в Институт по изучению Севера. Директором был назначен Р.Л. Самойлович. 
С 1921 по 1927 гг. было организовано 5 экспедиций на Новую Землю, возглавляемых Р.Л. Самойловичем – начальником Севэкспедиции. 
Сделала имя Самойловича всемирно известным его 14-я экспедиция, знаменитая красинская эпопея. Тогда, летом 1928 г., рискуя ледоколом «Красин» и экипажем, он спас семерых участников экспедиции Умберто Нобиле, потерпевших над льдами Арктики крушение на дирижабле «Италия».
 Президиум ЦИК СССР наградил группу моряков, пилотов и ученых высокими наградами. Профессор Самойлович получил свою первую награду – только что учрежденный орден Трудового Красного Знамени. Такого же ордена был удостоен ледокол «Красин».  
Морские экспедиции – новый этап в исследовательской деятельности Р.Л. Самойловича. 
Экспедиция на дирижабле «Граф Цеппелин». Июль 1931 г. Ее возглавил Гуго Эккенер, президент Международного общества «Аэроарктик». Из 46 участников 39 представляли Германию, 2 ¬– США, 1 -– Швецию и 4 – СССР. От нашей страны в полет отправлялись профессор-аэролог П.А. Молчанов, инженер- дирижаблестроитель Ф.Ф. Ассберг, радист Э.Т. Кренкель и Р.Л. Самойлович – научный руководитель этой уникальной экспедиции. 
Маршрут «Графа Цеппелина»: Германия, Ленинград, Карелия, Баренцево море, Земля Франца Иосифа, Карское море, Новая Земля, Белое море, Архангельск, Ленинград, Германия. 
Над Землей Франца Иосифа заработала аппаратура: немецкие аэрофотосъемщики повели воздушное фотографирование островов, а затем и побережья материка. За немногие часы рождались точные географические карты наиболее труднодоступных и опасных районов Арктики, на обследование которых полярники прошлого тратили годы, постоянно рискуя жизнью. 
Во время полета состоялись запуски радиозонда, нового, совсем недавно изобретенного профессором Молчановым П.А., прибора. Четыре запуска, во время которых радиозонды достигали высоты 17-20 км, сообщая на дирижабль, где находилась приемная аппаратура, информацию о температуре, влажности, атмосферном давлении воздуха во всей вертикали полета радиозонда. 
106 часов (4,5 дня) продолжался полет дирижабля, он преодолел 13 тыс. км и напрямик, без посадки, вернулся из Ледовитого океана в Германию. Средняя скорость полета – 120 км/час. 
После полета «Графа Цеппелина» Самойлович опубликовал статью «Геоморфологические и гляциологические наблюдения во время полета на воздушном корабле «Граф Цеппелин» летом 1931 г.» 
26 июля 1937 года Самойлович вышел на ледокольном пароходе «Садко» в свою 21 экспедицию. Тогда он еще не знал, что она последняя. Из-за сложной ледовой обстановки по окончании навигации 1937 г. в Арктике остались на зиму 26 судов – практически весь ледокольный и транспортный флот Главсевморпути. 
23 октября 1937 г. три судна, оказавшиеся рядом – ледокольные пароходы «Садко», «Георгий Седов», «Малыгин», встали во льдах. С этого дня, когда корабли не продвинулись своим ходом ни на один метр, фактически началась зимовка, вынужденная, не предусмотренная планами. Три ледокольных парохода, 217 человек на борту. 
По просьбе опытных полярных капитанов Н.И. Хромцова, Д.И. Швецова и А.Г. Корельского Главсевморпуть назначил начальником зимовки дрейфующего каравана профессора Р.Л. Самойловича, самого опытного и авторитетного полярника. 
Среди дрейфующих льдов образовался целый город. Рядом с трехэтажными пароходами выросли ледовые домики, палатки гидрологов и магнитологов. На снегу чернели контрольные рейки для измерения толщины ледяного покрова, были протоптаны тропы, соединяющие корабли. По этим тропам шло беспрерывное движение. 
Опыта зимовки в дрейфующих льдах ни у кого не было, поэтому каждое мероприятие обсуждалось дважды и трижды. 
С первых же дней дрейфа на всех трех судах начались регулярные научные наблюдения в максимальном объеме. 
Они двигались на север, в северо-восточной части моря Лаптевых. На столе у вахтенного теперь вместо карты лежал чистый лист бумаги, на котором прокладывали линию дрейфа, наносили глубины и другие навигационные данные. 
Рудольф Лазаревич наравне с другими участвовал во всех авралах, таскал уголь, пилил снег, из которого «вытапливали» воду, с ломом в руках окалывал борта безжизненных кораблей – льды норовили сплотиться, сдвинуться, раздавить пароходы. Вместе с капитанами Рудольф Лазаревич ежедневно делал обход всех судов, без конца совещался с опытными моряками о том, как сохранить корабли, как потом вывести их изо льдов. 
В апреле 1938 г., после того, как зимовщики соорудили во льдах аэродром (это потребовало неимоверных усилий, посадочную полосу не раз ломало и почти все население дрейфующего каравана участвовало в ее восстановлении), начались рейсы пилотов А.Д. Алексеева, П.Г. Головина и Г.К. Орлова. 184 человека покинули ледовый лагерь, начальник экспедиции – в числе самых последних. 
21 мая 1938 г. профессор Самойлович вернулся в Ленинград, а 27 июля был арестован в связи с обвинениями в террористической и контрреволюционной деятельности. 4 марта 1939 г. приговорен к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян. 
16 апреля 1957 г. реабилитирован за отсутствием состава преступления. 
Имя Р.Л. Самойловича увековечено на картах высоких широт. В Арктике его именем названы пролив и ледниковый купол на Земле Франца Иосифа, остров в Карском море, бухта на Южном острове архипелага Новая Земля, в Антарктиде – мыс, полуостров и гора. 
В год 100-летия со дня рождения Р.Л. Самойловича в Азове открыт Мемориальный музей его имени и названо научно-исследовательское судно.
04.03.2015 Олефиренко Владимир Васильевич
Олефиренко Владимир Васильевич (1925–2014) 

АМЗ_ОФ_26394-60.JPGРодился в селе Кагальник Азовского района 23 августа 1925 года. Работать начал с 14 лет из-за бедственного положения семьи: во время школьных каникул трудился чернорабочим, грузчиком. После попробовал себя в роли учетчика, но решил стать столяром – поступил в ученики к мастеру. 
В феврале 1943 г. родное село Владимира вновь стало свободным от оккупантов. Молодежь устремилась в военкомат с просьбой об отправке на фронт. Владимиру не было еще 18 лет, но в армию его взяли. Случилось это в марте, а с мая 1943 г. он был уже во фронтовой обстановке. Воевал сначала в составе 295-го, затем 219-го гвардейского стрелкового полка 71-й гвардейской ордена Ленина Краснознаменной Витебской стрелковой дивизии (бывшая 23-я Харьковская), входившей в состав 22-го гвардейского стрелкового корпуса (с 1.07.1943 г.) 6-й гв. армии 2-го Прибалтийского фронта. 
Гвардии рядовой боец участвовал в освобождении Украины, Белоруссии. Особо отличился в бою за одну из высот под г. Лиепая (Либава) на территории Латвийской ССР. Во время боя 4 марта 1945 г. лично, в штыковой атаке, Владимир Олефиренко уничтожил вражеского пулеметчика. Получив ранение, поле боя не оставил. Двумя днями позже, 6 марта 1945 г., в очередном бою он подбил связкой гранат вражеский танк. И снова ранение, но теперь тяжелое. Бойца увезли в госпиталь. В июле 1945 г. В.В. Олефиренко был комиссован из армии как инвалид 3-й группы. 
Вернувшись в село Кагальник, работал рабочим в рыбкоопе, затем до 1958 г. – заведующим магазином в том же селе. Работу, как и многие в те годы молодые фронтовики, совмещал с учебой – сначала в школе рабочей молодежи, а после ее окончания в 1952 г. – во Всесоюзном юридическом заочном институте (Ростовский филиал). Учебу завершил в 1958 году. Тогда же В.В. Олефиренко был избран депутатом Кагальницкого сельсовета. В 1959 г. утвержден на должность секретаря Азовского райисполкома. В этой должности он проработал до 1988 года. За этот период он 15 раз избирался депутатом в местные органы власти. 
Ратный подвиг В.В. Олефиренко к этому времени был отмечен правительственной наградой – орденом Славы 3-й степени (1966 г.), а трудовые достижения – медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина» (1970 г.) и орденом «Знак Почета» (1975 г.). 
Выйдя на пенсию, до 2003 г. продолжал трудиться юрисконсультом в ремонтно-техническом предприятии (РТП). Одновременно преподавал в Азовском политехникуме уголовное и гражданское право. Много времени ветеран войны и труда отдавал общественной работе: бессменный председатель районного совета ветеранов войны и труда, а с 1988 г. – член Президиума Ростовского областного Совета ветеранов. В 1994 г. В.В. Олефиренко был вручен знак «Ветеран войны и труда государств Содружества», а в 2003 г. – почетный знак Российского комитета ветеранов Великой Отечественной войны и военной службы. Последним знаком были отмечены не только ратный труд бывшего гвардии рядового, но и его творчество. 
Проба сил в литературном творчестве и в поэзии совпала с началом 1960-х годов. Небольшие статьи и очерки, зарисовки и рассказы, а также стихи Олефиренко периодически печатались в журнале «Дон», в газетах «Известия», «Молот», «Черноморская Здравница». В 1963-1964 гг. в газете «Красное Приазовье» были опубликованы его рассказы: «На приеме», «Верной дорогой», «Мечте навстречу». Героями его произведений оставались земляки, труженики полей, и, конечно, фронтовики-ветераны. В 1967 г. стихи В. Олефиренко «Юность Азова» принесли ему звание Лауреата областного конкурса, а в 1973 г. стихи и песни на его стихи звучали по радио и телевидению (ЦТ, Дон-ТР). В Ялте, в Москве и Сочи, в Новороссийске состоялись творческие вечера, композиторы продолжали сочинять музыку к стихам поэта. 
В 1981 г. Ростиздат выпустил сборник стихов начинающих поэтов-любителей «Проталины». В нем оказались и стихи Олефиренко. В 1984 г. то же издательство выпустило его первый персональный сборник под названием «Заветный причал», а в 1991 г. издательство РГУ – сборник «Азовские напевы» (за счет средств автора). К 55-летию Победы в войне 1941-1945 гг. свет увидела новая книга стихов В. Олефиренко «В серебре росы Донской святыни» (2000 г.). Часть его стихов, посвященных войне 1941-1945 гг., была опубликована в сборнике «Победа» (1994 г.). 
Немало своих стихов поэт отдал композиторам М. Лихобабину, А. Шимову, М. Краснокутскому, Е. Доге и другим. В частности, композитор Е. Дога и В. Олефиренко стали соавторами песни «Отчий дом», вошедшей в кинофильм «Возвращение» (киностудия им. А. Довженко). В 2000 г. в содружестве с донским композитором Игорем Левиным Олефиренко написал стихи к гимну Ростовской Области «Святыня Донская». В 2002 г. ими же написан «Гимн Азовскому району». В 2006 г. Азовская городская Дума утвердила гимн г. Азова. Автором стихов стал В.В. Олефиренко. 
Стихи В. Олефиренко публиковались в литературно-художественном журнале «Южная звезда» (1997 г.), с 1996 г. – в 1-3 томах сборника «Незабываемые годы». С творчеством Олефиренко знакомились читатели в Болгарии, в Грузии, на Украине и в Белоруссии. В 2010 г. вышел очередной сборник стихов поэта-фронтовика «Радуга над Доном». Свою работу Владимир Васильевич посвятил С. Михалкову, человеку, с которым он поддерживал творческие отношения. Такие же отношения В. Олефиренко поддерживал и с другими своими наставниками – писателями и поэтами – Львом Ошаниным, Борисом Изюмским, Эдуардом Асадовым, Даниилом Долинским, Виктором Петровым. 
В 1985 г., в честь 40-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., Олефиренко участвовал во Всесоюзном смотре художественного творчества и стал его дипломантом. В 1987 г. был удостоен звания лауреата Всесоюзного фестиваля народного творчества. С 2002 г. – член литературного объединения г. Азова «Автограф». 
По ходатайству сначала Совета ветеранов войн, правоохранительных органов и труда Азовского района В.В. Олефиренко в 1996 г. было присвоено звание «Почетный гражданин Азовского района», затем по ходатайству аналогичного Совета г. Азова в 1999 г. Владимиру Васильевичу присвоили звание «Почетный гражданин г. Азова». 
В 2005 г. 80-летний В.В. Олефиренко в составе делегации от Ростовской области на юбилейном Параде Победы в Москве представлял ветеранов Азова и Азовского района. 
В 2007 г. он был избран вице-президентом Ростовского регионального общественного фонда «Защита». По инициативе этого фонда и Ростовского регионального отделения партии «Единая Россия» в сентябре 2010 г. имя В.В. Олефиренко было присвоено новому кораблю инвестиционной компании «Максимум». Для торжеств судно прибыло из Ейска в х. Обуховку. 
Владимир Васильевич был женат на Нине Ивановне (урожденной Тищенко), имел двух детей: дочь Алла (1950 г.) и сын Виталий (1963 г.). Умер В.В. Олефиренко 31 января 2014 года. 
Коллекцию боевых и трудовых наград, памятных знаков и удостоверений к ним, а также фотодокументальный материал о жизни В.В. Олефиренко, о его творчестве передал на постоянное хранение в музей его сын Виталий Владимирович Олефиренко. Данный комплекс материалов дополнит уже имеющие в фондах музея материалы, позволит всесторонне представить жизнь и творчество Владимира Васильевича.
01.12.2014 Венецианский аристократ в краю "бескрайней степи"

Иосафат Барбаро

(ит. Giosafat Barbaro, род. 1413 г. Венеция - ум. 1494 г. Венеция) - венецианский дипломат, путешественник и государственный деятель.

Иосафат Барбаро происходил из венецианского аристократического рода Барбаро. В детстве потерял отца. В 1434 году Иосафат женится на девушке из рода Дуодо. В 1436 году он покидает Венецию по торговым делам и отправляется в Тану (нынешний Азов), венецианскую колонию в излучине Дона, на берегу Азовского моря, и оставался там на протяжении 16 лет, до 1452 года. В Тане, находившейся во владениях Золотой Орды И.Барбаро изучил татарский язык и познакомился с восточными нравами и обычаями.

Использованы материалы ООО "Пульс-А"

30.11.2014 А.В. Суворов в истории Азова
Суворов Александр Васильевич 
(13 (24) ноября 1729/30 года - 6 (18) мая 1800 года)  


Величайший русский полководец, один из основоположников отечественного военного искусства. Граф Рымникский (1789), князь Италийский (1799), генералиссимус российских сухопутных и морских сил (1799) Александр Васильевич Суворов родился 13, по новому стилю 24 ноября 1729/30 года. Точные сведения о годе рождения А.В. Суворова отсутствуют. Часть историков придерживается даты 1730 г., другие, на основании ряда документов, считают более правильным 1729 г. 

Александр Васильевич Суворов олицетворяет величайшую эпоху в истории Российского государства – эпоху Екатерины Великой. Это было время силы и могущества России, когда ни одна пушка в Европе не могла выстрелить без русского позволения. 

В 1774 году Александр Васильевич был произведён в генерал-поручики. В этом же году был заключен Кучук-Кайнарджийский мир, по которому Азовская крепость навсегда была присоединена к Российской империи. В 1777-1778 годах генерал-поручик Александр Суворов курировал строительство Азово-Моздокской линии, неоднократно посещал Азовскую крепость. В 1778 году генерал поручик Александр Суворов, командующий Кубанским корпусом, прибыл в Азовскую крепость. 

Суворов не мог проехать мимо Азова, не встретившись с азовским военным губернатором, который, зная о приезде нового командира Кубанского корпуса, приказал приготовить ему квартиру в своем доме, стоящем слева от Троицких ворот. До поздней ночи в доме губернатора, который сохранился до наших дней, светились окна. Из Азова Александр Суворов выехал осматривать территорию Приазовья и Кубани, для размещения объектов Азово-Моздокской линии. 

В память о пребывании генерала Александра Васильевича Суворова в Азове одна из улиц в бывшей крепости носит его имя. Летом 2014 года в самом сердце Азовской крепости, на территории Порохового погреба, был открыт бюст Александру Васильевичу Суворову.
10.09.2014 Ян Бекман - третий в истории капитан-командор Азовского флота

В июле 1696 г. турецкая крепость Азов была взята российской армией и флотом. Приоритет в кораблестроении в первое десятилетие XVIII в. Пётр I отдавал Азовскому флоту.

Первым главнокомандующим, адмиралом Азовского флота был назначен Ф.Я. Лефорт – сподвижник и ближайший друг Петра. В 1699 г. общее руководство флотом возглавил генерал и адмирал Федор Алексеевич Головин – доверенное лицо Петра I. В 1706 гг. третьим и последним «капитан-командором» Азовского флота был англичанин – Ян Бекман.

История появления Бекмана в России связана с «Великим посольством», а его судьба, с 1699 года и до смерти в 1711году, – с Азовом и Азовским флотом.

В 1697 году с царем Петром в Голландию отправилось «Великое посольство». Целью этой миссии было знакомство с передовыми технологиями кораблестроения и наём на российскую службу специалистов-корабелов и моряков.

Из Голландии Петр отправился в Англию – единственную страну, где к началу XVIII века кораблестроение имело наиболее совершенное теоретическое развитие, которое с успехом применялось на практике.

В письме к Ф.М. Апраксину Пётр пишет: «Те, которые вручат письмо, ищут себе службы… того ради приняты в службу Московскую…Имена ...: Матеус Белендорф и Ян Бекман».

2 мая 1698 года царь Петр на яхте «Транспорт Рояль», подаренной ему английским королем Вильгельмом III, из Англии отправился обратно в Голландию. 24-пушечный «королевский транспорт» являлся одним из самых красивых и лучших судов Англии, яхта была предназначена «для морских переездов короля в военное время». Команда яхты, естественно, была из английских моряков.

«Роспись» сообщает, что на борту яхты «Транспорт Рояль» находились англичане: капитан, поручик и три квартирмейстера, один столяр-англичанин, а также матросов-англичан 62 человека и 1 грек. В Архангельск на этом же судне в звании поручика прибыл англичанин Ян Бекман (Бекгам; Бэкем; Ян; Яган; Джон; Bekham John). 4 июня того же года Бекман был принят в русскую службу.

Некоторые современные историки считают, что именно Я. Бекман летом 1698 года прибыл в Архангельск в должности капитана яхты «Transport Royal». Однако, в отписке архангельского воеводы о приёме яхты «Transport Royal» сообщается, что на «…том корабле капитан Вильям Рипли…», который 24 июня, уйдя со двора, пропал и 1-го июля был найден в реке.

В 1699 году Бекман участвовал в Керченском походе в качестве капитана корабля «Безбоязнь». После этого похода Петр оставил Яна Бекмана в Азове управлять Азовским флотом.

По приказу государя «…1699 года 7 сентября, у кораблей и у галер и у корабельных и галерных припасов, оставленных в Азове капитан Яган Бекман, а с ним: 3 капитана, 1 командор и всяких чинов люди по списку, данному Бекману». Всем оставшимся в Азове начальным людям и матросам были выделены постоялые дворы «…где им жить возможно…», а также дрова. Из ведомости о раздаче дров видим, что в конце 1699 и в 1700 г. в Азове находились: Иван Бекман, Иван Стаций, Лука Лиц, Стамати Камер, командор Андрей Фохт, 9 поручиков, боцман, штурман, оружейный мастер, аптекарь и 8 лекарей.

В последующие годы Ян Бекман пребывает в Азове, часто бывает в Троицкой крепости на Таган-роге, отвечает за сохранность, ремонт и проводку судов в море к Троицкой крепости и за солью в устье р. Берды. О своих действиях письменно докладывает Апракину и Петру…

Строительство флота и первые морские плавания выявили, из большого количества иностранных мастеров-корабелов и моряков, лиц, принесших российскому флоту действительную пользу. Среди них: П. Памбург, Я. Бекман, К. Крюйс, Д. Дин, Р. Козенц, О. Най и др. Не забыты имена и россиян, известных своими заслугами в истории флота, – Ф.М. Апраксин, Ф.М. Скляев, Н.А. Синявин, включая самого Петра I и А Д. Меньшикова.

С 1704 года Бекман – главный начальник над флотом и офицерами в Азове и в Троицком, он входит также в состав Морского суда – в качестве его председателя.

В 1709 г. Бекман произведён в капитан-командор красного флага. Помимо Государя, в этом ранге (в период до 1725 г.) находилось в общей сложности 26 лиц, в том числе англичанин Я. Бекман (1709-1711), кн. А.Д. Меншиков (1710-1716), голландцы: А. Рейс (1712-1714), В. Шелтинг (1712-1725) и др.

К 1711 году капитан-командор красного флага Ян Бекман имеет в Азове своё подворье с хоромными и хозяйственными постройками.

Новая война с Османской империей вызвала очередное вооружение Азовского флота, на которое были отпущены значительные средства.

Из письма Бекмана к Апраксину из Азова 15 января 1711 г.: «…здесь слышна молва такая, что кубанские татары сюда приступать хотят. А я на кораблях пристроил пушки и, как их будет приход, стану чинить отпор, то им зело неудобно будет, а ныне строю надолбы около слободы Морского флота для сбережения кораблей от тех неприятелей».

В апреле 1711 года, будучи уже больным, Бекман сообщает Апраксину о починке кораблей и других судов в Троицком и в Азове.

В Азове капитан-командор Бекман занимается починкой и подготовкой судов для флотилии, предназначенной к обороне Приазовья. В течение мая 1711 года в Азове под руководством Бекмана корабли чинили, строили и направляли в залив к крепости Троицкой на Таган-рог. К июлю флот был готов к действиям в Азовском море.

В кампании 1711 г. Бекман поступил под команду вице-адмирала К.И. Крюйса, был капитаном корабля «Ластка».

5 мая 1711 г. Крюйс пишет Апраксину из Троицкого: «…27 числа прошедшего месяца поутру прибыл я в Азов и нашел капитан-командора Бекмана больного, которая болезнь уже 7 недель была…».

Неудача, постигшая Петра в Прутском походе, вынудила Россию заключить с турками мир. Россия вынуждена была в январе 1712 года вернуть Азов и уничтожить флот. Но капитан-командор красного флага Ян Бекман не участвовал в этом трагическом событии… Больной с начала весны 1711 года, Ян Бекман 10 сентября 1711 года умер и был похоронен в Азове.

Забытый современниками и потомками Ян Бекман всё же остался в истории третьим и последним командующим Азовским флотом.

Перепечаева Л.Б.

Зав. отделом древней истории Азовского музея-заповедника.



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Музеи России