Рубрика "Из истории одного предмета"

07.08.2017 Уникальная чаша XIV века с изображением лани

У средневекового ремесленника было немного возможностей для творчества. Как правило, в течение многих лет он изготавливал вещи, похожие друг на друга, как близнецы. Иногда, к нему в мастерскую приходил заказчик с особыми пожеланиями. Ещё реже продукты такого творчества попадают в распоряжение современных учёных. Большая часть поливных орнаментированных чаш, произведённая мастерами средневекового Азака, имеет декор в виде стилизованных цветов. Есть небольшая серия чаш с изображением птиц в кустах и единичное изображение сирина.  

Поэтому такой интерес вызвала находка чаши местного производства с изображением животного из семейства оленевых, вероятнее всего, лани. Мастер постарался реалистично передать черты животного, насколько это было возможно для средневекового ремесленника. Очевидно, ремесленник имел возможность наблюдать животное. Между тем, лань в XIV веке в окрестностях Азака не водилась. Мастер мог увидеть её только в книжной миниатюре или в парке аристократа, проживавшего в Азаке.
11.07.2017 Легенда ледокольного флота

DSC_0260.JPGDSC_0248.JPGDSC_0246.JPG

19 июня 2017 г. в Азовском музее-заповеднике состоялось небольшое, почти домашнее, мероприятие. В этот день гостями музея стали члены Совета ветеранов флота, что при Пролетарском районном Совете ветеранов г. Ростова-на-Дону. Их визит прошел накануне памятной, но трагической для истории нашей страны даты – дня начала Великой Отечественной войны. 

В канун этого дня ветераны флота решили передать в дар музею фотографии ледокола-буксира «Фанагория», капитанов этого судна - Ершова С.И. и Рапопорта М.Л. и военно-морской флаг для парадного строя с рейдового тральщика «ТЩ-647», на котором до 1955г. служил Рапопорт. Собрались гости и сотрудники музея в соответствующем месте - в экспозиции «Азов и Приазовье в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг». Здесь, на подиуме в виде фрагмента палубы корабля, о грозных событиях 1941-1943гг. напоминают снаряды, спасательный круг с катера «Юпитер» и гордо стоящий под военно-морским флагом компас с судна «Фанагория».Этот экспонат в начале 1960-х годов Михаил Леонидович передал Азовскому историко-краеведческому музею. И вот через 50 снебольшим лет М. Рапопорт вновь решил сделать подарок нашему, но теперь уже музею-заповеднику. Оказывается, он много лет хранил у себя военно-морской флаг для парадного строя, предназначавшийся тральщику с бортовым номером 647 (ТЩ-647). Михаил Леонидович хоть и не участвовал в боевых операциях периода войны по причине юного возраста, но с ее злобным дыханием сталкивался почти ежедневно, начиная с 1950 года. После окончания в г. Баку Высшего военно-морского училища, он получил назначение в Черноморский флот. Вот тут и пришлось сначала на тральщике № 193 в составе 10-го Отдельного дивизиона чистить от мин акваторию Новороссийской бухты, а потом, получив в г. Рыбинске новый рейдовый тральщик №647, до 1955г. тралить Керченский пролив. Мирным судам требовались чистые голубые морские дороги. 

В декабре 1955г. М.Л. Рапопорт обосновался в Ростове-на-Дону, преподавал в училище им. Седова. Одновременно как опытный моряк, знаток морского дела, Михаил Леонидович стал обучать морскому судоходству капитанов-речников. Через его руки прошли многие будущие специалисты-речники из разных пароходств страны. Поэтому плавать приходилось на разных судах. Последним в этом строю стала «Фанагория». В 1962г. судно было списано, как отработавшее свой век. Судьбы двух разных кораблей стали для М. Рапопорта одинаково дороги. И как человек неравнодушный и ответственный он предложил коллегам по профессии поддержать его инициативу. Азовский музей-заповедник принял гостей и подарки.  

Однако для нас важно еще и то, что ветераны флота заставили сотрудников музея поближе познакомиться с историей судов, и в первую очередь «Фанагории». Нередко об этом небольшом судне упоминают как о легенде ледокольного флота. Мы узнали его историю и захотели поделиться ею с вами, уважаемый читатель.  

А началась она еще в позапрошлом веке. Дело в том, что 27 сентября 1897г. Комитет Донских гирл получил телеграмму от руководства завода «Говард Теверке», что находился в г. Киль, в Германии. В ней сообщалось, что корпус строящегося для Ростовского порта ледокола уже обшит и скоро состоится его спуск на воду. О получении телеграммы написала газета «Приазовский край». Но что произошло далее, и идет ли речь об одном и том же судне, мы сказать пока не можем. Но новый ледокол для Ростовского порта действительно был построен. Правда произошло это событие позже и в России. В 1903г. со стапелей верфи в г. Николаеве обществом судостроителей и литейных заводов по решению Министерства промышленности и торговли был спущен на воду буксир-ледорез типа «Удалец». Судну дали имя «Фанагория». Суда такого типа предназначались для работы в южных портах России. В 1903г. судно прибыло в Ростовский порт. В 1917г. в связи с известными событиями оно было переоборудовано и переквалифицировано в сторожевое. При этом изменилось и его имя: теперь его называли «Емельян Пугачев». После установления на Дону Советской власти экипаж судна вместе с капитаном Верченко Федором Николаевичем перешел на сторону новой власти. 

8 января 1920г. ледорез был вооружен палубной артиллерией и включен в состав Азовской флотилии как сторожевой корабль. Но обстоятельства вынуждали использовать судно более широко: на перевозке раненых, а также различных грузов. 

15 сентября 1920г. экипажу пришлось участвовать в бою с судами Врангеля у косы Обиточной под Бердянском. Победу одержали моряки Азовской флотилии, вынудившие противника покинуть акваторию боя и одну из своих тонущих канонерских лодок. Примечательно, что спасать тонущих соотечественников пришлось команде «Емельяна Пугачева». 

После наступления мирной жизни буксир находился в составе Черноморского флота, но в 1921г. снова сменил прописку. Теперь им стал порт Мариуполя. Но здесь ледоколу вновь вернули прежнее имя - «Фанагория». Несколько лет спустя судно вернулось в Ростовский порт.  

Начавшаяся в 1941г. война очень быстро докатилась до устья Дона: 17 октября пал г. Таганрог, а 21 ноября противник сумел захватить Ростов-на-Дону. Команду «Фанагории» эти события застали в районе Буденовского моста. Пришлось на ходу включаться в эвакуацию людей, техники, уводить их из-под обстрелов и бомбежек. На судне как раз проходили практику курсанты Ростовского ВПУ. Им и членам экипажа какое-то время огнем из пулеметов удавалось сдерживать попытки немцев проникнуть на мост. Однако к ночи враг захватил переправу, а «Фанагория» оказалась в окружении. По приказу командования АВФ судно было затоплено в ростовском ковше. 

Через неделю, когда советские войска освободили город от захватчиков, команда буксира подняла его. После небольшого ремонта буксир был включен в состав 13-го дивизиона Азово-Донской базы 5 Управления военизированного флота Азово-Черноморского бассейна НКРП, а с 12 декабря 1941г. уже обеспечивал проводку судов, взламывая лед на Дону, буксировал баржи с грузами, а также использовался как пожарное судно. Но уже 25 декабря, как следует из отчета оперативного отдела Закавказского фронта, самоходная шаланда (так в документе) «Фанагория» стала готовиться к участию в Керченской десантной операции. Находясь в составе 2-го отряда, «Фанагория» грузилась в районе Темрюка. На буксируемой им минной барже разместились 362 человека, два 45-мм орудия, по две пушки калибра 37-мм и 76-мм, а также девять 120- мм минометов (ЦАМО, ф. 209, оп. 1089, д.14, л. 2). Но погода начала быстро портиться и вскоре ветер сменился на «норд» и достиг 7 баллов. Буксиры вынуждены были сбросить ход, чем расстроили заданный строй. Командующему АВФ пришлось даже изменить место высадки 1-му отряду, направив его суда к мысу Зюк, где уже по плану высаживался десант с судов 2-го отряда, в том числе с «Фанагории». 26 декабря в 10 часов 50 минут высадке десанта пыталась помешать авиация противника. На следующий день, в то же самое время вновь налет противника, но теперь уже на корабли 2-го отряда. Один из снарядов угодил в буксир. «Фанагория» стала тонуть. Пришлось концы баржи обрубить, спасая людей и технику. Но около 100 человек погибли (там же, л. 2). 

После этих событий «Фанагория», как вспомогательное судно в составе АВФ, вернулась к привычной для нее работе ранней весной 1942 года. Однако экипажу она запомнилась очень сложными условиями ледохода. Особенно тяжелыми стали дни с 3 по 11 апреля 1942 года. В эти дни пришлось дробить лед, представлявший сплошные торосы до 2 км, с наличием ледяных полей до 50-80 гектаров. Чтобы спасти от разрушения важные мосты через реку Дон, люди работали, не покидая на буксир-ледокол сутками. В их числе старший механик Бондаренко Александр Иванович (1888г.р.). За свои 36 лет работы на флоте (из них - 17 лет на «Фанагории») с такой сложной ледовой обстановкой он столкнулся впервые. Несмотря на больничный лист, Александр Иванович не покидал судно до тех пор, пока обстановка не нормализовалась. В июле 1942г. командование 56 армии, в оперативном подчинении у которого находились АВФ и военизированный флот, представило старшего механика к медали «За боевые заслуги» (приказ №300 от 11.07. 1942г.). Этим же приказом медалью «За боевые заслуги» были награждены начальник Ростовского морского порта Иванов Михаил Михайлович и уроженец с. Круглое Азовского района, капитан «Фанагории» Петр Федорович Кудлай. 

24 июля противник вновь захватил Ростов-на-Дону. Экипажу «Фанагории» в очередной раз пришлось затопить судно. Только теперь это произошло на выходе из Дона, у х. Донской. После освобождения Ростова в феврале 1943г. вновь начались работы по подъему затопленных судов и оборудования. В районе х. Колузаево в Азовском районе сначала был поднят также затопленный кран ПК-285, и уже с его помощью начался подъем других затопленных судов и транспорта. «Фанагория» была поднята в апреле 1943 года. Новым капитаном буксира стал Ершов Стефан Иванович, отдавший ему в общей сложности 42 года своей жизни. После подъема снова ремонт на заводе «Красный Дон». 

С 1943г. Красная Армия пядь за пядью начала освобождать нашу землю от непрошенных «гостей». Военизированный флот Азово-Донского бассейна вновь был востребован. Шла подготовка военно-морских операций в Азовском и Черном морях. Для этого «Фанагория» в очередной раз покинула Ростовский порт и акваторию Нижнего Дона, чтобы с 18 декабря 1943 года принять участие в Феодосийско-Керченской операции. Буксир-ледокол вместе с трофейной баржей №3 использовался для перевозки боевой техники, личного состава, для вывоза раненых. На ледоколе в то время располагался даже шифровальный отдел АВФ. Правда, знали об этом немногие. 

Но война закончилась, пора было переходить к мирным заботам. И судно-труженик вновь оказалось востребованным, но теперь уже на перевозках иного плана: на многочисленные стройки оно подвозило стройматериалы, осуществляло аварийно-спасательные работы, в том числе по тушению пожаров на других судах, в портах. В зимний период тоже начиналась привычная для ледокола работа. 

В 1960г. на «Фанагорию» был назначен новый капитан – Михаил Леонидович Рапопорт. Но с приходом во флот новых, более мощных, судов дни «Фанагории» оказались сочтены. В 1961г. она была списана на металлолом. Последний капитан судна Рапопорт М.Л. стал преподавателем в мореходном училище им. Седова, но успел позаботиться о том, чтобы снятые с судна предметы попали в музеи страны: паровую машину забрали на Николаевскую верфь, в музей; рында отправилась в Таганрог, а вот компас, как мы писали выше, он передал в Азовский музей (приказ №295 от 23.05.1961г. по Ремонтно-эксплуатационной базе «Красный флот»). С тех пор этот экспонат практически никогда не покидал своего места в экспозиции. Теперь же, благодаря новым подаркам ветеранов флота, экспозицию Азовского музея-заповедника дополнят фотографии самого ледокола, капитанов судна и флаг для парадного строя тральщика №647. Суда этого типа (базовые, рейдовые) не случайно называли «пахарями моря». Для них хватило работы не только во время войны, но и после, пока наши «голубые дороги», в том числе устье Дона, не стали свободными от мин. Много мужества, выдержки и умения требовала от экипажа и его капитана эта опасная работа. 

Нет прежнего буксира-ледокола, но о делах и подвигах маленького и легендарного ледокола, хранят память музеи. 

Имя же его – «Фанагория» - продолжает жить в названии уже другого судна.

Фото мероприятия в нашей ФОТОГАЛЕРЕЕ

DSC_0267.JPGDSC_0257.JPGDSC_0276.JPG
29.06.2017 «Боевая старушка» из Золотой Орды

Анализ собранных археологами материалов подчас занимает долгие годы, продолжая приносить учёным новые открытия. Малоизученной темой остаётся антропология обитателей Азака XIII-XIV веков. Более внимательное изучение бегло определённых много лет назад костяков при тщательном осмотре даёт неожиданные результаты. 

Могильник в Азове на улице Макаровского (рядом со школой №1) является одним из самых старых городских захоронений золотоордынского Азака. Он, вероятно, возникает ещё в последней трети XIII века, в период зарождения нашего города.  

Мы не узнаем, дождалась ли эта женщина появления своих внуков, но если они у неё были, ей было, что им рассказать.
16.06.2017 История одного черепка

Многие открытия в археологии делаются не в поле, а при разборе груды черепков. Уже не в первый раз археологи обнаруживают стенки сосудов местного производства со следами мерного инструмента на их внутренних поверхностях. Эти следы возникали в результате промеров внутреннего диаметра сосудов мерным эталоном, в виде палочки. 

Практика проверки размеров сосудов принятым стандартом была широко распространена в эпоху средневековья. Так черепок становится ещё одним свидетельством, позволяющим археологам реконструировать систему организации гончарного ремесла в Азаке.
31.05.2017 Ломовой извоз

Новые находки археологов – таблички-сертификаты для ломового извоза начала XX века были найдены на территории раскопа в Азове по переулку Достоевского, 54. Именно они стали прообразом номерных знаков для современной регистрации машин. Медные и оловянные таблички сразу же поступили на реставрацию. 

Таблички-сертификаты активно использовались, начиная с XIX века и вплоть до 20 годов XX-го столетия. За каждой из них своя история. В посаде Азов в начале ХХ века работал торговый порт, куда вереницей тянулись извозчики, везли зерно. Деятельность извозчиков регламентировалась специальными правилами, издаваемыми Азовской городской Управой. 

На рубеже XIX-XX веков практически каждый провинциальный город был вынужден решать проблемы перевозок самостоятельно, ориентируясь не столько на реальную потребность в перевозках, сколько на состояние местного бюджета. Были и свои правила извоза. Использовали ломовой извоз и при пожарах. Обязательно отмечались номера извозчиков. Доставка товаров стоила недорого. 

Так, благодаря находке археологов Азовского музея-заповедника, открылась ещё одна страница из истории города.

Новости 1 - 5 из 72
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | След. | Конец Все

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Портал «Культура.РФ»